TREATMENT IN ISRAEL "OPT" MEDICINE  
MEDICINE OF ISRAEL DIAGNOSTICS AND REHABILITATION  
BEST CLINICS OF ISRAEL FULL SUPPORT  
NEWEST TECHNOLOGIES TOURIST SERVICES  
MODERN EQUIPMENT MEDICAL AIRCRAFT  
 
Israel Medical Centers Service

От нового
Мир не смиряется
За уровем стресса
По одной толщине
Тучные
ВИЧ-инфицированные,
О чем следует подумать
Китай борется

 


Новости по медицине
walmart pharmacy prices | click this link now

Вредность курения марихуаны наконец-то доказана

Благодаря титаническим усилиям ученых удалось установить истину – оказывается, марихуана вредна для организма. Как установили американские ученые, курение ее приводит к изменениям кровообращения головного мозга.

Причем эти изменения сохраняются на протяжении месяца, а иногда и более. Впоследствии возможны нарушения психики и памяти.

Перманентная ссылка:

Вредность курения марихуаны наконец-то доказана


Китайцы заразились атипичной пневмонией, поедая мясо диких кошек?

Ученые из Гонконга допускают, что распространение вируса атипичной пневмонии началось с пристрастия китайцев есть мясо диких кошек. По поступившим в Токио сообщениям, об этом заявил в среду профессор микробиологии Гонконгского университета Вэнь Гоюн.

Группа университетских исследователей подтвердила животное происхождение смертельно опасного вируса, "заявившего" о себе на юге Китая и теперь стремительно распространяющегося по всему миру. Иными словами, человек заразился новой инфекцией от животных.

По словам Вэнь Гоюна, в южных районах Китая люди очень любят мясо диких кошек. Возможно от них и передалась человеку инфекция, однако ученым еще предстоит установить - какое именно животное стало источником распространения вируса. Если это будет сделано, подчеркнул профессор, можно будет легко найти и способ предотвращения распостранения опасной болезни.

Перманентная ссылка:

Китайцы заразились атипичной пневмонией, поедая мясо диких кошек?


Близорукость зависит от образа жизни

Вопреки распространенному убеждению, жители Азии не обладают врожденной предрасположенностью к близорукости. Эпидемия близорукости в таких регионах, как Сингапур и Япония обусловлена изменениями в образе жизни. По мнению Ian Morgan из Австралийского национального университета, чем больше дети проводят в замкнутых помещениях и за экраном компьютера, тем больше шансов, что у них разовьется близорукость.

В Сингапуре 80% призывников 18 – летнего возраста близоруки, а 30 лет назад этот показатель составлял только 25%. В полиции испытывают проблемы с приемом на работу «зорких» блюстителей закона.

Около 80% школьников религиозных школ в Израиле, где интенсивно изучаются религиозные тексты, страдают близорукостью, в обычных школах 30%. По некоторым данным пища, содержащая много очищенного крахмала, может повышать шансы развития близорукости. Рецепт профилактики близорукости – больше заниматься спортом на открытом воздухе.

Перманентная ссылка:

Близорукость зависит от образа жизни


Франция - самая здоровая страна Европейского сообщества

Всемирная организация здравоохранения признала Францию самой здоровой страной Европейского сообщества. Несмотря на то, что многие французы погибают от рака и других тяжелых заболеваний, средняя продолжительность жизни во Франции составляет 75 лет для мужчин и 83 - для женщин.

Согласно данным французского Министерства здравоохранения, самой большой медицинской проблемой в стране является высокий уровень смертности от раковых опухолей и сердечно-сосудистых заболеваний. В стране стремительно нарастает процент людей с избыточным весом, увеличивается число курящих (более 80% всех раковых заболеваний составляет рак легких). Несмотря на это, общая продолжительность жизни растет. Образно говоря, если человек дожил до 65 лет и не умер от болезни, он наверняка проживет еще 15-20 лет.

Перманентная ссылка:

Франция - самая здоровая страна европейского сообщества


Мануальная терапия может привести к инсульту

Хиропрактика, лечение заболеваний с помощью воздействия рук, может быть причиной развития инсульта в молодом возрасте. К такому выводу пришли канадские неврологи, установив, что подобная манипуляция в области шей, может закончиться повреждением шейных артерий и вызвать нарушение кровообращения. Сейчас врачи настаивают на запрете хиропрактики, являющейся одним из видов мануальной терапии.

Доктор Джон Норрис (John Norris) и его коллеги из университета Торонто проанализировали 156 случаев развития инсульта, связанных с повреждением артерий шеи. Исследователи обнаружили, что у 63 участников повреждение шейных артерий было результатом травмы, а в 39 процентах случаев оно произошло после визита к хиропрактику.

Основываясь на данных своего исследования, ученые подсчитали, что ежегодно примерно у 150 жителей Канады в возрасте до 45 лет инсульт развивается вследствие действий хиропрактика на области шеи. Однако Хеймо Тайел (Haymo Thiel), глава клиники Англо-Европейского колледжа хиропрактики в Борнмуте (Bournemouth) считает, что требование канадских неврологов о запрете данного вида мануальной терапии слишком опрометчиво.

Он рассказал, что многочисленные исследования, проведенные ранее, показывают, что воздействие рук на область головы или шеи сопровождается крайне низким риском развития осложнений. Например, в исследовании, проведенном в 1993 году, было установлено, что частота случаев развития инсульта связанных с хиропрактикой составляет один на три миллиона.

Повреждения шейных артерий, характеризующихся разрывом их стенки изнутри, могут быть причиной скопления крови во внутренней стенке сосудов, вследствие чего образуются тромбы. Разорвавшиеся участки артерии и тромбы создают препятствие току крови, что приводит к развитию инсульта, при котором в мозг поступает мало кислорода и происходит гибель его клеток.

Данные своего исследования канадские неврологи представили на конференции Американской Ассоциации Изучения Инсульта, проходящей в Сан-Антонио (San Antonio), штат Техас.

Перманентная ссылка:

Мануальная терапия может привести к инсульту


Схема формирования терапевтической модели АСМ на примере лечения метаболического синдрома у 47-летнего пациента

С.Р. Соколовский
Кафедра психологии ПФ МГСУ, г.Пятигорск.
PashaPashin317@hotmail.com

Особенностью терапевтического лечения пациентов в общеврачебной практике после 40 лет, при все большей тенденции увеличения продолжительности жизни и наличия хронизации многих заболеваний, является множество различных соматических и психопатологических расстройств, причудливым образом, переплетающихся в контексте данной личности, стиля жизни, привычек, ментальности, материальн6ых и социальных условий жизни, генетических предикатов заболевания, особенностей переносимости лечения.

Поэтому системная (многоцентровая, мультимодальная ) помощь должна методически:

1.Ранжироваться от лечения более опасных расстройств к менее, и терапевтическая помощь должна начинаться с устранения более опасных для пациента симптомов и синдромов.

2. В терапевтической помощи должны учитываться не только индивидуальные особенности протекания симптома - комплекса болезней, но и особенности личности, менталитета пациента, «пациент центрированная лечебная помощь» «лечить не болезнь, а больного»(1).

3.В мультимодальном терапевтическом лечении врачи должны удовлетворять и личные стремления пациента к прогрессу в той или иной области заболевания (субъективно - потребностный подход).

4. Конечной целью терапевтического вмешательства в современных условиях является не только устранение угрожающих состояний, но и профилактика дальнейшей хронизации заболевания, устранение могущих возникнуть в будущем возможных потенциальных проблем.

5.Агрессивное вмешательство врача в стиль жизни, нормализация пищевых, аддиктивных, двигательных и ментальных привычек в рамках врача общей практики должна обязательно вести к изменению стиля жизни в лучшую сторону, улучшению здорового питания, применению специализированных физических упражнений и методов психической релаксации. «Change your life on your healthy way”.(2)

Так, обратившийся за медицинской помощью 47-летний мужчина страдал: Умеренно выраженным обструктивным заболеванием легких, прогрессивно ухудшающимся зрением, ночной (куриной) слепотой, патологической стачиываемостью зубов, патологическим прикусом, гипотиреозом средней степени тяжести, избыточным весом, метаболическим синдромом, оксидативным стрессом, синдромом нарушенного всасывания, гиповитаминозом жирорастворимых витаминов, аутоиммунным полигландулярным синдромом 2, умеренно выраженным мышечным тремором, артритом периферических суставов, гинекомастией, умеренным гипогонадизмом. Беспокоил также аллергический вазомоторный ринит, заложенность носа, многочисленные слизистые выделения, зуд по коже, вследствие холестаза, подверженного УЗИ и билирубинемией, хронический холецистит, геморрой. Среди субъективных жалоб - снижение полового влечения, мышечная слабость , потливость, вялость, снижение настроения, вспышки беспричинной агрессии к членам своей семьи, боль в большом пальце правой руки, невозможность похудеть от диеты, бессонницу, ощущение хронической усталости.

Психолого-психиатрическое обследование выявило у него высокую генерализованную тревожность, мешающую ему выполнять повседневные обязанности на работе, и социальную фобию, мешающую ему читать лекции перед студентами, умеренно выраженное депрессивное расстройство, обессивно-компульсивное пищевое расстройство, Bingo-eaten disorders, расторможенность влечений, стойкие расстройства сна, аддиктивные попытки купировать их дифенгидрамином, компульсивные расстройства в виде многократных проверок замков, в гараже и доме, после их закрытия.

Предпринимались попытки самолечения дифенгидрамином с целью устранения кожного зуда, вегетарианскими диетами с целью похудания.

Все важнейшие расстройства были подтверждены лабораторными, гормональными или инструментальными методами исследования, а также заключениями специалистов.

Все эти симптомы с различных сторон объективно беспокоили пациента, если говорить о глубоком и всестороннем лечении, его бы не вылечили 100 лучших лекарств мира и самая дорогая медицинская страховка.

К тому же мать пациента страдала избыточным весом (120 кг), гипертонией (200/100), сахарным диабетом, эндометриозом, депрессией, дистимией, фобиями,

стенокардией, а отец - гепатитом и псориазом. Это наводило на мысль, что в данном поколении возможно аддитивное влияние генов, ухудшающих прогноз пациента в будущем.

У пациента была сидячая работа за компьютером, или в преподавательской аудитории.

При всем этом спектре многочисленных расстройств, он находил, в общем, свое состояние удовлетворительным, так как у его знакомых такого же возраста состояние здоровья было не лучше.

Обилие количества жалоб, неосведомленность пациента, какие симптомы с какими заболеваниями, каким образом связаны, побудили врача после достаточного обследования и подтвержденья вышеуказанных диагнозов начать формирование новой реабилитационной модели с терапевтического образования пациента.

Формируемая терапевтическая модель определялась путем обсуждений и дискуссий с пациентом, для выработки правильной эффективной парадигмы. При этом врач ставил перед собой задачи не только скомпенсировать проявления заболеваний, но и вызвать полезные изменения в привычках и стиле жизни пациента, а также приобрести новый здоровый взгляд на мир.

Однако, чтобы выработать реалистичную позитивную программу по лечению пациента, необходимо было учитывать его склонности к продвижению в прогрессе над тем или иным заболеванием, все современные взгляды медицины, накопившей информацию о протекании этих заболеваний, и их взаимодействии, и определенные волевые эмоциональные и интеллектуальные ресурсы пациента для успешного продвижения по терапевтическому плану. С другой стороны, и сам врач почувствовал ощущение беспомощности при мысли, с чего начинать, что считать главным, чему уделить

внимание из-за персональных просьб пациента.

Таким образом:

1.Значительное увеличение количества хронических болезней в пределах одного индивида

2.Их сложное взаимодействие в некую новую эклектическую картину нового конгломерата болезни у одного пациента, обладающего отличным свойством от всех составляющих его единиц болезней.

3.Огромный объем медицинской информации, накопленной человечеством к настоящему времени о течении, и профилактике различных заболеваний

4.Ограниченность технико-экономических ресурсов медицинского обслуживания по отношению к одному конкретному пациенту.

5.Постарение населения, обусловившее снижение компенсаторных функции и потенциала реабилитации.

6.Гуманистическое направление медицины, во главу угла ставящей не только объективные клинико-лабораторные показатели, но и права личности пациента, выбирающего ту или иную форму вмешательства, той или иной путь в поиске «dial» со своими заболеваниями.

- Вызвало принципиально новую постановку вопроса в отношении общей врачебной практики (GP), который формирует генеральное направление лечения и с учетом личности пациента (врач-пациент, центрированная помощь, терапевтическое согласие, контракт врача и пациента) – Вызвало к жизни концепцию врача GP (general practitioner), не только как семейного лекаря, но и как персонального «лоцмана» в океане болезней, иррациональных убеждений, житейских предрассудков, истинной и ложной медицинской информации, ограниченности личных ресурсов в терапевтическом лечении.

- И придало статусу GP в настоящее время кроме технологических функций некоего учителя жизни, «архата», помогающего скомпенсировать «карму» болезни.

Так, у данного пациента среди множества имеющихся терапевтических выборов

Было лечение гипотиреоза (А), лечение нарушений всасываемости (Б) в кишечнике, лечение избыточного веса (В), лечение тревожности (Г), депрессии (Д.), холе стаза (Ж), холестеринемии (З), нарушения эрекции (И), аутоиммунного полигландулярного синдрома (К), бытовой агрессивности (Л), слабости, как общего симптома разливных болезней (М), бессонницы (Н), синдрома хронической усталости (О), метаболического синдрома (П), обессивно-компульсивных поведенческих (Р) и пищевых расстройств (С), жирорастворимого гиповитаминоза (Т), артрита (У), нарушения костного метаболизма с симптомами стачиваем ости зубов (Ф), аллергического ринита и бронхита (Х), что ставило в «тупик», как врача, так и самого пациента.

Казалось, что наиболее естественным началом терапии было бы то, от чего пациент страдает более всего, на его, персональный личный взгляд (от тревожности) или с того, что наиболее опасно в перспективе для него (метаболический синдром), и этот план терапий, соединяющий личную точку зрения врача и пациента казался перспективным, однако неясно было, с чего начинать, так как для решения той и иной проблемы необходимы были серьезные изменения в мировоззрении взрослого мужчины и его многолетнем стиле жизни, и изменение самого стиля жизни.

Решиться на такие шаги сразу пациенту было достаточно трудно, и он, как и все пациенты, был недостаточно мотивирован на такую длительную работу в отношении себя.

В дальнейшей работе врачу и пациенту пришлось отталкиваться не от специальных знаний, а от “bona mens” (здравого смысла) и “multum ex parvo” (желанием извлечь максимум пользы из минимума вмешательств).

По своей вере пациент был мусульманином, и доктору пришлось процитировать сунну из Корана, где пророк Муха мед, в 624 г после битвы у колодца Бадр, сказал «Мы вернулись с малого Джихада, чтобы приступить к Джихаду Великому», то есть, определяя противоборство своим вредным привычкам и личное усовершенствование-«Джихад сердца»- выше ведения войны.

Для того, что реорганизовать жизнь пациента, естественным образом, лечащему врачу пришлось освоить восьмеричный путь Будды (3) применительно к клинической медицине, рассматривая его как глубокую методу работы врача общей практики с клиентом.

Как известно, благородный восьмеричный путь Будды, указывает восемь состояний, овладев которыми человек может достичь новых состояний существования.

Первой ступенью являлось при этом правильное понимание (самма диттхи). Для этого в специальной беседе пациенту было подробно рассказано обо всех протекающих у него расстройствах, их тяжести, побочных действиях, угрозы для жизни, клиническом прогнозе. При этом, путем совместных дискуссий с пациентом обсуждались все многосторонние аспекты его заболевания, включая гормональное лечение гипотиреоза.

Поскольку, изменение стиля жизни и питания было важным для пациента, цитировалось также Евангелие от Луки (21:34) –«Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объедением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно». Неоднократно указывалось, что и по достижении успехов в лечении, больной должен постоянно контролировать вес, пищевые привычки, образ жизни и повышенную двигательную активность «итак, бодрствуйте на всякое время» (Луки, 21:36) и « духа не угашать»(1-е Фессалоникийцам, 5:19) (4).

Согласно восьмеричному пути, после сбора и анализа всех необходимых данных, врач начал «пациент - центрированную терапию» с

1.Формирования правильного понимания пациента. Анализируя совместно всю совокупность протекающих симптомов, и их негативного влияния на жизнь пациента ему было предложено сконцентрировать свои усилия на наиболее вредящих ему особенностей стиля жизни, питания, физической активности.

2.Правильная решимость формировалась путем психотерапевтических бесед, повышения мотивации, мотивационной интервенции, апелляции к лучшим глубинным позитивным чувствам пациента, его самолюбию и самоуважению, суппортивной психотерапией.

3.Модуль правильной речи включал позитивно окрашенные понятия здоровья, тренинга, отличного самочувствия, восстановление потенции за счет изменения стиля жизни.

4.Путем когнитивно-бихевиоральных методик формировалось паттерны правильных поступков, здоровые привычки в питании, занятия в тренажерном зале, бег трусцой, высоко минеральная, высоковитаминная , низкокалорийная диета, контроль над аппетитом, чувством тревожности, и весом. Эти представления встраивались в обычный режим дня и расписания пациента, притирались к его менталитету и стилю жизни.

5.Правильный образ жизни сначала формировался через проговаривание с пациентом, абстрактных понятиий (А), затем как созерцание себя в адаптированной модели(Б), затем репетирование в контакте с лечащим врачом (В).

6..Правильное усилие в данном направлении регулировалась сначала многократным проговариванием вслух предложенного расписания, затем про себя, само инструктированием, мысленными репетициями, и мысленным ободрением, само ободрением, само приказом, мысленным образным моделированием себя – «нового».

7..Правильное направление мысли поддерживалось систематическими встречами с врачом, ободрением близких, фиксированием тех положительных изменений в стиле жизни, которые наблюдались у пациента.

8.Заключительной частью агрессивного изменения стиля жизни являлось правильное сосредоточение на новом позитивном эмоционально окрашенном образе себя, как прикладная креативная медитация (ACM), на которой пациент медитировал самостоятельно 5-6 раз в день(5).

Важнейшими факторами прикладной медитативной самомодели являлись :

1.Переход на питание 1 раз в день, преимущественно овощами и фруктами.

2.Отказ от крепких алкогольных напитков и пива

3. Бег трусцой ежедневно и гантельная гимнастика 30 –45 минут в день.

4. Состояние покоя и доброты

5.При приступах чувства голода - отруби, зеленый чай, насыщающие сырые фрукты и овощи

6.Состояние внутреннего комфорта и радости от нового стиля жизни и самоощущения.

7.В момент скачков генерализованной тревоги - отвлечение гимнастикой, приемом низкокалорийных овощей и фруктов, назначаемых врачом лекарств, отрубей или маленького кусочка сладости, успокаивающие слова.

Должен отметить, что врастание пациента в новый стиль жизни обеспечивалось только многократной медитацией АСМ на своем позитивном образе.

Фармакологическое обеспечение лечебного процесса при многоуровневой патологии обеспечивалось следующим образом:

1.Стратегией лечения гипотиреоза был выбран заместительный гормональный препарат тиреотом ( 40 мкг. Laevotiroxini+ 10 мкг. liotironini), но так как пациент категорически отказывался его применять, был назначен альтернативный препарат метфомин 500 мг х 3 раза / день благодаря его открытому новому свойству снижать уровень тиреторопного гормона без рикошетного гипертиреоза и сопутствующих ему клинических изменений (6). Кроме того, он активно способствовал снижению веса, и из-за металлического привкуса во рту и легкой тошноты - снижению аппетита.

2.Стратегией лечения тревожного расстройства был мелипррамин , 25 мг х 3 раза / день (дозы наращивали постепенно). Из-за холинолитического действия и развития множества побочных действий , включая сильную сухость во рту, пациент был переведен на Флуоксетин , 20 мг х 3 р/день (дозы также наращивались постепенно). Но у пациента развились выраженные расстройства мочеиспускания, (спазм мочевых сфинктеров) из-за чего его пришлось перевести на венлафаксин. От этого препарата пациент, мотивируя его высокую стоимость, отказался. Поэтому был принят компромиссный вариант приема: 1 таб мелипрамина, 25 мг в 11 часов, за 1 час до привычного развития тревожного расстройства, имевшего определенную дневную периодичность, которая усиливалась 2 таблетками магнерота ( магния 1000мг), 500 мг аминалона, вызыающего седативное действие (7) и 1000 мг аминокислоты триптофана 0(8). Комбинированное действие этих препаратов давало пациенту удовлетворительный эффект снижения тревожного расстройства по шкале самооценки Спилберга, где уровень реактивной и личностной тревожности снизился с 50 баллов (высокая тревожность) до 31 балла (умеренная тревожность) (9).


Дополнительно пациент принимал ежедневно 150 мг ниацина, 60 мг тиамина, 30 мг рибофлавина, 60 мг пиридоксина, 600 мг аскорбиновой кислоты, 0,3 мг цианокобаламина, 60 мг фолиевой кислоты.( С учетом нарушения всасываемости назначались большие, чем суточные дозы под контролем лечащего врача).

С целью лечения оксидативного стресса. был назначен иммунный коллоид, состоящий из Са, ,Zn, Cu, запатентованный доктором С.Р.Соколовским (10 ) в дозах. соответствующих, ежедневной суточной потребности человека, в расчете мг/кг веса.

При этом, избегая серьезных лекарств, удалось добиться удовлетворительного снижения тревожной активности, гипотиреоза, и возможного обуславливания этим состоянием домашней агрессивности (11).



С пациентом была сформирована медитативная формула, где он меди тировал на себе, худом, спокойным, радостным, без чувства голода и аппетита, периодически медитируюя на чувстве сытости. Это дало ему возможность контролировать приступы «dingo eaten disorders” , голода, и с большим удовольствием заниматься гантельной гимнастикой и бегом трусцой, сохраняя высокий мотивационный и позитивный настрой через формулу АСМ(5), где присутствовала повторяемость, свой новый позитивный образ, сформированный совместно с врачом , отрегулированный когнитивно-поведенческой терапией и высоким внутренним чувством радостной удовлетворенности от стремления к этому образу.

Благодаря АСМ он потерял 10 кг веса, хотя до этого неоднократно пытался делать без особого успеха с помощью лекарств.

Поскольку, в медитативных практиках указано, что все болезни делятся на проходящие самостоятельно, лечащиеся с помощью лекарств, лечащие с помощью медитации и не подлежащие никакому лечению, соединение лекарств с практикой ACM (прикладной креативной медитации, разработанной специально клиническим психологом для пациента ( 5 ) он смог добиться значительного прогресса в смене стиля жизни, похудании, приобретении нового менталитета, и его последующей устойчивости.

Его пищевой стереотип также значительно поменялся, а приступы вынужденного обжорства стали незначительными.

Все биохимические и клинические показатели нормализовались. Больному и далее рекомендовано контролировать новый, здоровый стиль поведения через АСМ .

Смысл методики АСМ состоял в том, что пищевое поведение регулируется генетически или является очень устойчивым образованием (12 ), его коррекция сопряжена со значительными трудностями, преодолеть которые необходимо с помощью специальных техник-интервенций, таких как АСМ (5 ).

При этом повысилась также самооценка пациента и внутреннее ощущение счастья (уровень внутреннего комфорта).(13 ).

Благодаря этому, комплекс из 12 болезней удовлетворительно разрешался нами за счет двух лекарств в небольших дозах, что исключала токсичность и ятрогению, и за счет новый психотехники для врачей генеральной медицины (GP).

В течение лечебного периода пациент был удивлен таким значительным изменениям в себе самом, и собственного устойчивого направления в терапии. Переедание перестало быть для него радостью, как для аддиктивного пациента.

При этом нормализовался аппетит, холестерин, давление, сахарная кривая, исчезла агрессия и значительно уменьшилась внутренняя тревожность до контролируемой. Прошла слабость. Появилось ощущение радости от жизни. Нормализовалась половая потенция. Автор статьи хотел бы подчеркнуть, что алгоритм решения GP должен включать кроме фармакотерапии еще и психотехники ( 5 ), позволяющие безболезненно и эффективно менять стиль жизни в сторону продвижения здоровья и душевного равновесия, рационально уменьшая количество лекарств. При этом пациент выработал для себя формулу хорошего самочувствия, имеющего вид треугольника, где вершина- это физические нагрузки (А), середина – микроэлементы и витамины, как пищевые добавки (Б), основание- скудная, но богатая витаминами и клетчаткой растительная диета (В), низ- АСМ- прикладная креативная медитация (Г) (14).


Перманентная ссылка:

Схема формирования терапевтической модели асм на примере лечения метаболического синдрома у 47-летнего пациента


Есть ли связь между депрессией и диабетом?

В последнее время накопилось много данных, позволяющих предположить, что у пациентов с депрессией есть увеличенный риск развития диабета 2-ого типа.

Американские ученые Sharon H. Saydah, Frederick L. Brancati , Sherita Hill Golden, Judith Fradkin, Maureen I. Harris решили подтвердить или опровергнуть эту гипотезу.

Было обследовано 1444 пациента с депрессией, впоследствии у 465 пациентов наблюдался диабет. Зафиксирован диабет был у 6,9 человек из 1000 человек с тяжелой степенью депрессии, у 6 из 1000 - со средней степенью тяжести депрессии и у 5 из 1000 людей без признаков депрессии.

После коррекции результатов с учетом возраста, пола, расы, индекса массы тела и двигательной активности стало очевидно, что не наблюдается никакой корреляции между риском развития диабета и депрессивным состоянием. Таким образом, депрессия не является фактором, располагающим к диабету.

Перманентная ссылка:

Есть ли связь между депрессией и диабетом?


Пегилированный интерферон - a доказал свою эффективность

Пегилированный интерферон-a доказал свою большую эффективность по сравнению со стандартным интерфероном в лечении хронического гепатита С.

Также целесообразность использования пегинтерферона у пациентов с хроническим гепатитом В и положительным е антигеном вируса гепатита В исследовалась в ряде работ, начиная с 2003 года. Целью недавно опубликованного обзора была систематическая оценка результата проведенных исследований. На основании полученных результатов авторы делают вывод, что терапия пегинтерфероном - a в течение, по меньшей мере, 6 месяцев может расцениваться как один из основных методов терапии инфекции вирусом гепатита В.

Перманентная ссылка:

Пегилированный интерферон - a доказал свою эффективность


Антагонисты кальция в профилактике инсультов

Антагонисты кальция обладают не только ангигипертензивным эффектом, но и предотвращают развитие инсульта.

"До сих пор отсутствуют убедительные доказательства того, что отдельные классы антигипертензивных препаратов обладают большим церебропротективным эффектом, чем другие", пишут д-р Fabio Angeli и его коллеги (Клиника R. Silvestrini, Перуджа, Италия) в American Journal of Hypertension. Итальянские ученые выполнили мета-анализ, куда вошли 13 крупных исследований и 103793 больных с гипертонией, рандомизированно получавших антагонисты кальция либо другие антигипертензивные препараты. Общая частота инсультов была сходной в обеих группах: 4.2% и 3.7%, соответственно. Однако после поправки на основные вмешивающиеся факторы оказалось, что риск инсульта в группе антагонистов кальция, а именно производных дигидропиридина, был достоверно ниже, чем при приеме других препаратов - независимо от степени снижения артериального давления. Поэтому антагонисты кальция должны рассматриваться в качестве препаратов первого ряда для профилактики инсульта у больных гипертонией, полагают авторы. Впрочем, не стоит забывать о том, что в последнее время появляется все больше данных о специфическом церебропротективном эффекте и других классов антигипертензивных средств, в частности, антагонистов ангиотензиновых рецепторов.

Am J Hypertens 2004;17:817-22.

Перманентная ссылка:

Антагонисты кальция в профилактике инсультов


Антацидные препараты в практике гастроэнтеролога

О.Н. Минушкин

В настоящее время происходит качественный пересмотр многих устоявшихся представлений о кислотозависимых заболеваниях, их лечении и профилактике обострений. Авторы обзорных статей, посвященных этим вопросам, об антацидах либо упоминают вскользь, либо не упоминают вовсе, и это понятно. Когда тенденция к спонтанному заживлению пептических язв была недостаточно известна, антацидные препараты считались надежным терапевтическим средством при язве, поскольку практический опыт показывал, что они снимают боль и способствуют заживлению язвы. С накоплением знаний о сильной тенденции язв к спонтаному заживлению и недостаточной способности антацидных препаратов связывать соляную кислоту эти препараты перевели в класс «логических плацебо», и тогда же был сделан вывод, что вызванные антацидными препаратами кратковременные изменения показателя рН в желудке не в состоянии содействовать заживлению язвы и что наблюдаемое заживление следует приписывать исключительно спонтанному процессу.

Однако первые контролируемые исследования по действию антацидных препаратов на заживление язвы, проведенные в США (1977 г.), показали, что пептическая язва при применении антацидных средств заживает быстрее, чем при плацебо (так, язвы двенадцатиперстной кишки после 4–х недельного лечения антацидными препаратами зажили в 78% случаев, по сравнению с плацебо – 45% заживление – Peterson W. Letal, 1977; а язвы желудка в 89% случаев по сравнению с 52% плацебо – Littman A . et al ., 1977). Таким образом, было получено доказательство, что антацидные препараты никоим образом не являются лишь «логичными плацебо» – это лекарственные средства для лечения язвенной болезни с доказанной эффективностью. В последующие годы эти данные неоднократно воспроизводились как по отношению к язве двенадцатиперстной кишки, так и желудка. Был доказан также болеутоляющий эффект антацидов и приблизительно одинаковая эффективность антацидов и блокаторов Н 2 –рецепторов гистамина. Следующим вопросом, который решали исследователи – какова должна быть доза антацидного средств должна ли она связывать всю соляную кислоту, которая вырабатывается желудком оказалось,что она должна составить десятую часть от той дозы, которая необходима, чтобы нейтрализовать всю соляную кислоту (т.е. от 90 до 120 ммоль в сутки) для того, чтобы язва зарубцевалась (Berndt H., 1985). Из серии этих работ стало ясно, что антацидные препараты оказывают свое действие не только через связывание соляной кислоты (Arend R., Roesch W., 1993).

В последующие годы было установлено, что антацидные препараты:

• адсорбируют желчные кислоты и лизолецитин (участвующие в повреждении слизистой желудка и пищевода);

• обладают протективным эффектом , связанным со стимуляцией синтеза простагландинов (а потому имеют приоритетное использование в случаях, где патогенез язвы или повреждения слизистой связан с ослаблением защитных свойств слизистой);

• обладают способностью связывать эпителиальный фактор роста и фиксировать его в области язвенного дефекта, стимулируя тем самым локальные репаративно–регенераторные процессы, клеточную пролиферацию и ангиогенез. Этим самым дается возможность полноценного восстановления слизистой в функциональном отношении, что должно привести к удлинению периода ремиссии. Таким образом, только перечисление фармакологических эффектов антацидных препаратов показывает очень широкий спектр их действия, что заметно отличает их среди прочих противоязвеных препаратов.

В настоящее время к кислотозависимым заболеваниям относят не только те, при которых соляная кислота выступает как реализующий фактор, но и заболевания, при которых соляная кислота поддерживает течение (прогрессирование) болезни и в лечении которых без блокаторов секреции (или связывания кислоты) обойтись нельзя. Все кислотозависимые заболевания условно можно разделить на три группы:

I группа – классичесие:

• язвенная болезнь желудка;

• язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки;

• гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь;

• синдром Золлингера–Эллисона;

• язва при гипертиреозе.

II группа – опосредованные:

• острый (обострение хронического) панкреатит;

• рефлюкс–гастрит;

• НПВП–гастропатия.

III группа – рефлекторные:

• кишечные расстройства (обусловленные гиперпродукцией соляной кислоты);

• билиарная дисфункция(формируется при попадании кислого содержимого в луковицу двнадцатиперстной кишки) и др.

В лечении этих заболеваний основное или заметное влияние имеет блокада продукции соляной кислоты. В целом представление о кислотозависимых заболеваниях начало формироваться более 100 лет назад, тогда же были открыты и основные стимуляторы и структуры, через которые осуществлялась желудочная секреция. Однако первые препараты, эффективно блокирующие желудочную секрецию, появились около 50 лет назад, а наиболее эффективные средства, блокирующие «протонную помпу» – только в последние годы. Сравнительно недавно удалось также уточнить роль Helicobacter pylori в генезе язвенной болезни. В связи с этим изменилась и тактика лечения этого заболевания. Было принято решение о проведении эрадикационного лечения – сначала Американской гастроэнтерологической ассоциацией в 1994 году, затем Европейской (Маастрихт I, 1996 г.) и Российской (1997 г.). Европейская ассоциация в 2000 году (Маастрихт II) провела коррекцию рекомендаций. Таким образом, на сегодняшний день в соответствии с современными представлениями о патогенезе заболевания медикаментозное лечение базируется на двух основных подходах:

1. Эрадикационной медикаментозной терапии в случае обнаружения инфекции Helicobacter pylori (Hp).

2. Эффективном подавлении желудочной кислотной продукции современными антисекреторными препаратами. Следует отметить, что причинная связь язвеной болезни и Нр (более 90%) поначалу казалась очень тесной.

Результаты последних широкомасштабных исследований в разных странах мира показали, что на долю язвенной болезни, ассоциированной с инфекцией Нр, приходится 70–80% дуоденальных язв и более 50–60% язв желудка. Это вновь позволяет говорить о многофакторности патогенетических механизмов повреждения желудочно–кишечного тракта, а комплексную терапию рассматривать, как основу лечения этих повреждений. Согласно современным представлениям о патогенезе язвенных поражений желудка и двенадцатиперстной кишки они являются результатом дисбаланса факторов агрессии и защиты, независимо от того, связан ли дисбаланс с повышенной секрецией или со сниженной резистентностью слизистой. В настоящее время доказано, что рубцевание язвы происходит во всех случаях, когда удается поддерживать показатели внутрижелудочного рН>3 в течение 18 часов на протяжении суток. Перечень препаратов, применяемых в настоящее время для базисной (т.е. направленной на подавление кислотно–пептической агрессии) терапии язвенной болезни, представлен четырьмя группами лекарственных средств: блокаторами Н 2 –рецепторов гистамина, блокаторами протонной помпы, антихолинэргическимисредствами и антацидными препаратами.

Эти препараты различаются между собой по силе и продолжительности действия, направленного на повышение внутрижелудочного рН, однако поскольку уровень кислотопродукции у разных больных неодинаков, они нуждаются в разной степени подавления кислотной продукции. При выборе того или иного лекарственного средства для лечения язвенных поражений необходимо учитывать не только интенсивность кислотообразования, но и стадию течения язвы. В настоящее время выделяют четыре стадии язвы:

первая – продолжительностью 48–72 часа, характеризуется прорывом «защитного барьера» на ограниченном участке слизистой оболочки и формированием здесь язвенного дефекта под воздействием агрессивных факторов желудочного сока, с распространением дефекта в глубину и в стороны.;

вторая стадия носит название стадии «быстрой регенерации» и продолжается около двух недель. Эта стадия начинается с восстановления равновесия между факторами агрессии и защиты, которую берет на себя иммунная система. Морфологически эта стадия характеризуется наличием некротических масс, выполняющих дефект, поврежденными сосудами, выраженным отеком слизистой в околоязвенной зоне с лимфо– и капилляростазом. В зону повреждения привлекаются макрофаги, лимфоциты, плазматические клетки. Основными биологически активными факторами, действующими на этой стадии, являются факторы роста. Язва очищается от продуктов распада, начинаются интенсивные процессы коллагенообразования и регенерации эпителия, эндотелия и других клеточных структур. Эти процессы требуют значительных энергетических затрат, о чем свидетельствует интенсивный синтез ДНК, фиксируемый уже через 12 часов после формирования язвы.

На третьей стадии (медленной регенерации или позднего заживления), длящейся 3–4 недели, возрастает активность иммунной системы, продолжают действовать факторы роста, ферментно–гормональные факторы, под воздействием которых завершается эпителизация язвы, реконструкция микроциркуляции, начинается дифференциация клеток и их функциональное «созревание».

В четвертой стадии , длительность которой трудно установлить, продолжается, а иногда и заканчивается восстановление функциональной активности слизистой оболочки. От полноты этих процессов зависит продолжительность и стойкость ремиссии (редко–, часто–, непрерывно рецидивирующий типы течения язвы или выздоровление). Выделение стадий течения язвы является важным достижением последнего времени, показавшим, что ульцерогенез является стандартным для всех язв, а заживление язвы идет по своим законам, мало или вовсе не зависящим от патогенеза.

Если говорить о месте антацидных препаратов в терапии язвы, то они могут использоваться:

• в виде базисного препарата при невысокой агрессивности желудочного сока;

• во второй и третьей стадии язвы при недостаточной интенсивности рубцевания язвы (как средство, стимулирующее процессы регенерации в связи с фиксацией фактора роста);

• в четвертой стадии язвы для полноты функционального восстановления слизистой;

• в период отмены блокаторов секреции для предотвращения феномена «рикошета».

Во вторую группу заболеваний, обусловленных агрессивными свойствами желудочного и дуоденального содержимого, входят гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ), морфологическую сущность которой составляют дегенеративные изменения пищевода, связанные с забросом и длительной экспозицией в нем желудочного, а в случае резецированного желудка – и дуоденального содержимого. Определенное значение имеют: увеличение объема желудочного содержимого за счет гиперсекреции и замедленного опорожнения желудка, увеличение в нем концентрации соляной кислоты, желчных кислот, а также повышение внутрибрюшного давления. На сегодняшний день в лечении ГЭРБ предполагается использование ингибиторов протонной помпы до получения клинико–эндоскопической ремиссии, а затем переход на поддерживающие дозы, которые больной должен получать непрерывно долго. При этом в зависимости от экономических возможностей больной может остановиться на блокаторах секреции или на антацидных препаратах. При этом препаратами выбора из антацидов являются содержащие алгиновую кислоту , которая держит препарат на поверхности содержимого желудка и с каждым рефлюксом забрасывается в пищевод. Кроме этого, современные невсасывающиеся антациды обладают способностью связывать желчные кислоты, поэтому в условиях «щелочного» рефлюкса они патогенетически обоснованы.

Традиционно все антациды делят на всасывающиеся и невсасывающиеся. К всасывающимся антацидам относятся:

• натрия гидрокарбонат (сода – NaHCO 3 );

• магния окись (жженая магнезия);

• магния карбонат основной – смесь Mg(OH) 2 , 4MgCO 3 , Н 2 О;

• кальция карбонат основной – СаСО 3 ;

• смесь Бурже (сернокислый Nа, фосфорнокислый Nа, бикарбонат Na);

• смесь Ренни (кальция карбонат + магния карбонат);

• смесь Тамс (кальция карбонат + магния карбонат). Они нейтрализуют соляную кислоту, но их действие весьма непродолжительно – всасываясь, они могут существенно влиять на обмен электролитов. Часть из них обладает феноменом «рикошета», т.е. стимулирует желудочную секрецию, поэтому их использование должно носить симптоматический характер (до купирования симптома), обычно это один, два приема или короткий отрезок времени (дни), когда их возможные побочные эффекты не развиваются.

Так, мы совместно с акушерами изучили эффективность смеси Ренни у беременных женщин для купирования изжоги. Препарат оказался достаточно эффективным, при этом обмен кальция оказался весьма стабильным. Невсасывающиеся антацидыобладают большей буферной (нейтрализующей) емкостью. Продолжительность их действия достигает 2,5–3–х часов.

Они подразделяются на три группы:

1. Алюминиевая соль фосфорной кислоты.

2. Алюминиево–магниевые антациды (Алмагель Нео, Алмагель) .

3. Алюминиево–магниевые препараты с добавлением алгината.

Препаратытретьей группы весьма активно используются при различных клинических формах гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. Исходя из современных представлений о ГЭРБ они с успехом и на протяжении длительного времени могут быть эффективными в негативную фазу болезни (как в схемах – «по требованию», так и в постоянном варианте). После открытия всех клинико–фармакологических эффектов антацидов вновь усилился интерес к антацидным препаратам. Появились работы (О.Н. Минушкин и соавт., 1996, 1998, 2001, 2002, 2003, 2004 гг.; А.А. Шептулин и соавт., 1996, Е.С. Рысс, Э.Э. Звартау, 1998; В.Т. Ивашкин и соавт., 2002; А.В. Охлобыстин, 2002; Ю.В. Васильев 2002, 2003 и др.), в которых вновь делается попытка определить место антацидных препаратов в лечении кислотозависимых заболеваний. Еще в 1990 году Tytgat и соавт., проанализировав результаты лечения ГЭРБ, предложили использовать антациды в лечении I–II степени болезни в виде монотерапии. Другие стадии болезни требуют иного подхода, и, как правило, комплексного воздействия. В обзоре (О.Н. Минушкин и соавт., 1998) проанализирована эффективность лечения 206 больных ГЭРБ разного возраста и разных степеней поражения. Подтверждена эффективность монотерапии на ранних стадиях болезни, особенно у больных пожилого, старческого возраста и у детей. В этих ситуациях антацидам следует отдавать предпочтение. В ряде работ эффективность антацидов сравнивалась с эффективностью блокаторов Н 2 –рецепторов гистамина как по купированию клинических проявлений, так и по динамике морфо–эндоскопического субстрата, что мы связали с протективным эффектом действия. Если говорить о язвенной болезни, то в случаях, когда заболевание ассоциировано с Helicobacter pylori , лечение должно начинаться с эрадикации Нр, а в дальнейшем должна быть продолжена терапия блокаторами секреции до рубцевания язвы, а затем может быть продолжена антацидами для предотвращения синдрома «рикошета» или они могут быть добавлены к лечению, если процесс рубцевания замедляется или язва оказывается резистентной к лечению.

Если язва не ассоциирована с Нр, то антациды могут быть использованы в виде монотерапии (когда речь идет о небольших (до 8 мм) дуоденальных язвах, у больных с коротким язвенным анамнезом)или в составе комбинированой терапии , когда протективный эффект необходим. Особо показано введение антацидов в комплекс лечения у больных с длительно незаживающими язвами (используя феномен фиксации фактора роста). В педиатрической практике антациды должны иметь большее значение, так как детская патология развивается в растущем организме с «незавершенным» гормональным статусом, неустойчивой секрецией и моторикой, несовершенной системой регуляции кровообращения. В двух наших работах (1996, 1998 гг.) проанализированы результаты лечения 433 детей в возрасте от 6 до 15 лет (патология: эрозивный гастрит, дуоденит, рефлюкс–эзофагит, язвенная болезнь).

Показано, что невсасывающиеся алюминий/магний–содержащие антациды у детей являются эффективным средством лечения и профилактики «кислотозависимой» патологии . Они должны рассматриваться в качестве средства базисной терапии, так как обладают кислотонейтрализующим, протективным, стимулирующим фактор роста действием и абсорбируют желчные кислоты. При этом риск развития побочных эффектов минимален, так как прямой связи между дозой препарата (что свойственно блокаторам желудочной секреции) и эффектом – нет. Наконец, говоря о язве, антациды могут и должны использоваться в качестве средств, профилактизирующих обострение. Нами проведено профилактизирующее лечение у 50 больных (доза 800 мг и 1600 мг препарата магалфил–800) в течение года, при этом язва не рецидивировала у 66% больных. Рецидивы у больных, не получающих профилактического лечения, развиваются в 80% случаев. Разница достоверна. Хотелось бы отметить, что в лечении рефлюкс–гастрита, где основными повреждающими факторами являются желчные кислоты и лизолецитин, антациды являются препаратами выбора и в лечении, и в профилактике. Препараты остальных групп имеют относительное значение (вспомогательное, симптоматическое). Если говорить о кислотозависимых заболеваниях, протекающих с нарушением моторики кишечника (запор, послабление), то невсасывающиеся антациды весьма эффективны (при послаблении – антациды с преобладанием алюминия; при запорах – с преобладанием магния). В лечении панкреатитов и НПВП–гастропатий антациды имеют небольшое значение, так как в этих случаях блокада желудочной секреции должна быть максимальной и на протяжении всех суток, что очень трудно обеспечить антацидами без серьезных побочных эффектов. В последнее время на отечественном рынке появился антацидный препарат «Алмагель–Нео» , который имеет в своем составе гидроокись алюминия и магния, представленные в оптимальном соотношении. Известно, что гидроокись алюминия обусловливает медленное развитие эффекта и способна вызвать запоры; напротив, гидроокись магния приводит к быстрому эффекту, но обладает послабляющим действием. Комбинация этих компонентов в Алмагеле–Нео оказывает оптимальное лечебное действие и обладает наибольшей антацидной емкостью, что обеспечивает высокий кислотонейтрализующий эффект. По сравнению с ранее известной суспензией Алмагеля в новом препарате в 3,9 раза увеличено содержание гидроокиси магния и добавлен пеногаситель симетикон, благотворно воздействующий на отрыжку, метеоризм – способствуя быстрому всасыванию образующегося газа (табл. 1). Мы провели изучение эффективности Алмагеля–Нео у 20 больных с обострением хронического гастрита и дуоденита. Все больные имели сохраненную или повышенную желудочную секрецию.

Оценивали влияние Алмагеля–Нео на:

• скорость и полноту купирования болей и симптомы желудочной диспепсии;

• частоту и консистенцию стула, метеоризм;

• быстроту и продолжительность действия при разовом приеме и курсовом лечении (оценивали щелочное время внутрижелудочной рН–метрией);

• фиксировали побочные эффекты и переносимость препарата. Алмагель–Нео назначали в виде монотерапии в дозе 2 пакетика 3 раза в день первые 3–5 дней, затем по 1 пакетику 3 раза в день через 1 час после еды (10–14 дней).

Положительный эффект получен у 100% больных, при этом хороший и отличный – у 70% больных. Эффективность антацидного препарата определяет скорость развития лечебного действия и продолжительность нейтрализации соляной кислоты. Важно то, что клинический эффект при лечении Алмагелем–Нео достигался в короткие сроки: боли были купированы в первые 3 дня, желудочная диспепсия и метеоризм – в первые 3–7 дней. Алмагель–Нео обеспечивал начало действия через 8–12 минут, продолжительность эффекта – 3 часа. Щелочное время после приема 20 мл Алмагеля–Нео составило в среднем 40 минут, при этом рН повышался до 5–7,2. Феномен вторичного увеличения желудочной секреции отсутствовал. Препарат хорошо переносился, доза 3 пакетика в сутки влияния на моторику кишечника не оказывала. В целом эффективность препарата Алмагель–Нео нами оценена, как высокая: эффект достигался быстро, в первые 3 дня, достаточной дозой является 30 мл препарата в сутки, а в случаях выраженного ацидизма начальной дозой может быть 60 мл. В целом, делая вывод о месте антацидных препаратов в лечении гастроэнтерологической патологии (кислотозависимых заболеваний), следует признать, что антациды продолжают сохранять завоеванные за десятилетия позиции, а с открытием новых свойств (протективный эффект, влияние на фактор роста и абсорбцию желчных кислот) эти позиции закрепились и расширились. К тому же эти препараты сравнительно недороги и потому востребованы больным.

Перманентная ссылка:

Антацидные препараты в практике гастроэнтеролога


Выявлена причина глутеновой энтеропатии

Норвежские и американские ученые совместно выявили причину глутеновой энтеропатии, одной из разновидностей хронического воспаления внутренней выстилки тонкого кишечника. Врачи давно установили, что эта болезнь обусловлена патологической иммунной реакцией организма на белок глутен, входящий в состав пшеницы, ржи, ячменя и некоторых других зерновых.

Теперь сотрудники Станфордского университета и университета Осло обнаружили, что такую реакцию запускает не вся молекула глутена, а лишь ее сравнительно короткий участок, состоящий из тридцати трех аминокислот. Исследователям также удалось подобрать бактериальные ферменты, которые расщепляют этот фрагмент на отдельные пептиды, не представляющие опасности для человеческого организма. Этот результат открывает возможность медикаментозного излечения глутеновой энтеропатии, от которой сейчас можно избавиться лишь с помощью полного отказа от пищевых продуктов, содержащих этот растительный протеин. В пятницу это сообщение появилось в журнале Science.

Перманентная ссылка:

Выявлена причина глутеновой энтеропатии


Найден механизм действия \гормона молодости\

Не так давно ученые открыли ген, названный \клото\ в честь греческой богини, прядущей нить жизни. Ген кодирует белок, который замедляет процесс старения. У мышей с поврежденным белком «клото» развивается синдром, очень похожий на человеческое старение. И, наоборот, при усиленной экспрессии этого гена продолжительность жизни мышей увеличивается.

Сейчас удалось выяснить, что белок повышает способность клеток нейтрализовать опасные химически активные соединения кислорода.

Makoto Kuro-o из Техасского Университета (Даллас, США) в экспериментах с культурами клеток и трансгенными мышами обнаружил, что «клото» повышает устойчивость клеток к окислительному стрессу.

"Долгожительство всегда связано с повышенной устойчивостью к окислительному стрессу. Постоянный окислительный стресс приводит к повреждению ДНК, липидов, белков. Эти повреждения накапливаются и приводят к нарушению функции и старению клетки", - объясняет Makoto Kuro-o.

Белок "включает" работу фермента марганец-супероксид-дисмутазы. Этот фермент находится в митохондриях и преобразует супероксид кислорода в менее опасную перекись водорода.

Открытие может привести в будущем к созданию лекарств, замедляющих старение (эту цель преследуют многие фармацевтические компании).

По материалам "The Journal of Biological Chemistry".
Подготовила Анастасия Мальцева.

Перманентная ссылка:

Найден механизм действия гормона молодости




 

 

Treatment in Israel - a modern choice

Quality of medicine of Israel is one of the best in the world. Parameters, on which estimate quality of medical aid in the country (including life expectancy), one of the best in the world. Choosing treatment abroad many patients address in clinics of Israel...
Три антитромбоцитарных

Leading directions of the Israeli medicine